На лыжах по Приполярному Уралу


г. Москва ул.Варшавское шоссе, 152к2 (ст.метро Улица академика Янгеля) г. Пермь ул.Макаренко, 6, оф. 10 +7 (952) 646-71-19 +7 (964) 197-98-32

Когда лет пять назад я увидела в интернете фотографию зубчатой вершины среди снегов, я поняла, что вот сюда-то мне точно надо и обязательно зимой. Но тогда мне было не с кем, долго, далеко, дорого и вообще, пусть себе стоит ждет. И она стояла, а я все чего-то ждала, все откладывала. И вот, мы все-таки едем к короне Урала — горе Манараге.

Ехать до туда как-то очень сложно. Я из Новосибирска ехала поездом трое суток, ребята с Урала — чуть меньше, но тоже долго и с пересадкой. Север он такой — так просто не доберешься. Но было бы желание. Сначала поездом до Инты, там встретились с командой, перепаковали вещи и рано утром поехали в горы. Едем на огромных машинах треколах — больше там ничего не пройдет, слишком много снега, ям и перепадов высот.

Наконец, начинаем наш маршрут. Погода такая, что когда на одной из остановок выходили из трекола, возникали серьезные сомнения в нашей разумности — снег, ветер, видимости почти нет.


Но все равно вполне радостные начинаем идти. Почему именно "начинаем", а не "идем"? Потому что начала маршрута - это всегда забавно: у одного лыжи не едут, у другого едут, у третьего рюкзак надо переложить. Поэтому больше останавливаемся, чем идем. Но это неизбежно - подгонка снаряжения. Тем не менее, за первый день мы прошли 7 км и дошли до стойбища оленеводов.

Здесь старые домики геологов, давно заброшенные, летом в них останавливаются оленеводы, а зимой - редкие туристы. Поскольку в этот день с красотой мира были проблемы - видимость так и не появилась, то радуемся более простым вещам: возможности посидеть в теплом домике, съесть теплую еду, выпить теплый чай и вести теплые разговоры. А потом - палатки и тишина, которую можно услышать только между порывами ветра.

На следующий день видимость становится получше. Мир все равно черно-белый, но в нем, определенно, есть свое очарование. Как солнце проходит между туч и снежного крошева, как редкие черные камни выглядывают из белой мглы, как одинокие кустики дрожат на холодном ветру. Такая она и есть, тундра.

В этот день нам надо дойти до озера с романтическим названием Бублик. У него где-то в середине есть остров, по форме как дырка от бублика, но мы этого не увидели - все под снегом. Главное, что от этого Бублика нам идти на гору Народная, а потом - дальше через перевал.
Этот день выдался длинный - сначала подъем вверх по реке, потом снова подъем к озеру. Где-то в обед нас нагнали снегоходчики, которые ехали туда же - посмотреть на Народную. Неожиданная помощь - у нас забрали часть груза и двоих самых уставших участников и довезли все это до места нашей стоянки на Бублике. А мы достаточно быстро дошли следом.

И, наконец, выглянуло солнце. Не так чтобы открыть все соседние вершины, но достаточно, чтобы ослепительно играть на снегу.

Вечером обустраиваем лагерь в котором будем жить ближайшие два дня. Ставим вокруг палаток снежные стенки, копаем яму под кухню - обживаемся.

В этом походе мы жили в обычных летних палатках, по три человека. Только спальники были суровые зимние. У меня был такой большой пуховый спальник на двоих с соседкой, чтоб теплее было. И этот пух я каждое утро обнаруживала на своих спальных штанах, как будто кроме горы носков и пуховок у нас в спальнике завелся курзавод (который у нормальных людей называется "птицефабрика").
Иногда в зимние походы берут большую палатку с печкой, но у нас на половине маршрута не было дров, так что это не наш вариант - грелись только душевным теплом.

На следующее утро у нас восхождение. Гора Народная (ударение на первый слог, хоть и нет ни одного четкого объяснения, почему так, но так интереснее) - высшая точка Уральских гор. Абсолютная высота ее совсем не большая 1895 м над уровнем моря, но это самая высокая точка в радиусе примерно 3000 км, следующая более высокая гора уже в Норвегии.
Вот на эту высокую точку мы и собираемся. Хотя восхождение и совсем простое, но все равно погода может сделать свое дело.
С утра погода примерно как вчера - отдельные камни из белой мглы. Но чем выше, тем веселее - ветер усиливается, нагоняет облака и снег.

Сначала идем на лыжах по выпавшему со вчерашнего дня снегу. Потом постепенно наш склон становится выше соседних вершинок и снег с него сдувает, остается голый спрессованный фирн (уже не снег, но еще и не лед). Снимаем лыжи и дальше идем пешком.


Ветер еще усиливается и начинается снег. Снег под ногами, снег над головой, снег вокруг.

Знаете, чем отличается метель от пурги? Метель - это осадки, снег из тучи, а пурга - это когда снег уже выпал, а ветер его крутит его, поднимает над головой, кидает в разные стороны. Так вот, у нас они были обе - и с неба снег валит и поземка метет так, что видимость пропадает почти полностью.

С вершины Народной открывается вид на все 3000 км, ну или, по крайней мере, до того как земля завернется - на все вершины Приполярного Урала, далеко на Север почти до Ледовитого Океана, а вон там, за поворотом земли бескрайние просторы Сибири. И видно это все от горизонта до горизонта при наличии хорошего воображения. Ну, или если вам повезет чуть больше, чем нам. А у нас была видимость на часть нашей группы, не больше.

Когда спускаемся вниз до наших лыж, ветер стихает - нас закрывают соседние горы, а вот видимость совсем пропадает. Белая мгла. Очень странное ощущение, когда идешь в белое ничто. Из-за очень рассеянного света совсем нет теней, не видно очертаний и изгибов, поэтому просто невозможно понять перед тобой подъем или спуск, ровный склон или кочка, снег или ледяной лоб. Так и катимся в белое ничто до самого лагеря.

Хотя ничего и не увидели, все равно настроение отличное - сходили, прогулялись вполне довольные вернулись. Хотя, казалось бы, странное занятие. Вообще в этом походе с настроением все было отлично - мы постоянно смеялись, много говорили, много дурачились. И именно из-за этих многочисленных шуток, понятных только тем, кто был там, мне сейчас так сложно писать об этом походе. Вернее, писать-то не сложно, просто получается сухо и не интересно: пошли-пошли и пришли. Но если я тут начну пересказывать внутренние приколы, то будет не только скучно, но и непонятно.

На следующее утро мы идем в дальше по маршруту через перевал Каркар. Назван он не в честь вороньего крика, как можно подумать, а потому что с одной стороны у него кар и с другой - тоже кар (место в горах, где лежал ледник). Почти всю высоту до перевала мы уже набрали, так что наверх поднимаемся легко и быстро. А дальше начинается одна из самых веселых частей похода - спуск с перевала в долину Манараги.

Спуск в несколько ступеней. На самой верхней ступени крупные камни, которые торчат из-под снега, так что все сняли лыжи. Кто-то привязал лыжи сзади на веревочке, кто-то - засунул в рюкзак на манер то ли троллейбуса, то ли торпедной установки.

Но спускаться достаточно весело было всем - если лыжи сверху, то никакого равновесия и все "ловушки для ног" между камнями соберешь, если лыжи сзади, то этими лыжами все камни соберешь. А у некоторых еще и волокуши были - это отдельный вид спорта. Но эту часть прошли, камни остались позади.

Следующая ступень снежная, но не сильно крутая - скатились, маленько покувыркались, даже забавно. А потом началась более крутая снежная ступень - на лыжах слишком круто, без лыж - слишком снежно. Так что мнения разделились, кому как удобно. Я пешком шла, лыжи вязанкой за собой тащила.

И было у меня три лыжи - две моих и одна запасная (так и проездила весь поход, никому не пригодилась, вот и молодец). А в какой-то момент еще одна девочка совсем замаялась с ее лыжами, я и их в вязанку прицепила.
И все бы ничего, но самая последняя часть спуска она же самая крутая. Лыжи мои улетели вперед меня, и на их пути откуда-то появляется елочка - небольшая совсем, меньше полметра из снега торчит, но все-таки торчит, хотя до зоны леса еще далеко. И вот мои лыжи улетают прямо на нее. А я-то к ним привязана. Плыву уже по пояс в снегу их отвязывать. А народ внизу сидит смеется: "ей там, что Дед Мороз подарок оставил под елочкой?". Все лыжи победили, с перевала спустились. И даже какая-то видимость начал открываться.

На самом деле, есть свой красота в этих бело-белых красках, жестком солнце и рассеянном свете, и редких хребтах выходящих из облаков. Такая, что останавливаешься и восхищенно смотришь, как белесый луч отражается от ярко-белого снега и теряется в белом небе.

А еще есть белые куропатки, которых я так и не сфотографировала, слишком уж неожиданно они появляются и слишком хорошо маскируются под снегом. Но мы их постоянно слышали - щелкают так забавно, то ли как гуси, то ли как овцы, то ли как трещетка. Мы их как начали слышать на перевале, так они нас постоянно и сопровождали, особенно рано утром вокруг палатки.
Когда доходим до зоны леса, снега становится больше, начинается тропежка. Первый идет, проваливается, зарывается в снег, но за ним остается лыжня, остальным уже легче. Первый делается 100-150-200 шагов и останавливается отдыхать, а следующий идет тропить. И так по кругу. Скорость передвижения около километра в час - для тропежки совсем не плохо. Но вы посмотрите на эти довольные лица - ни чем их не проймешь.

Зато, когда оттропил и отдыхаешь, можно успеть пофотать. Я нафотографировала бесконечное количество одинаковых лиственниц на противоположном склоне. Очень уж мне понравились эти графичные веточки, словно нарисованные на белом снегу.

Сегодня ночуем в лесу - наконец-то костер, можно сушить перчатки и пить чаю столько, сколько хочешь.

А утром наконец-то наладилась погода - над головой синее небо, а в лесу поют птицы.

Сегодня мы идем к главной цели нашего путешествия - Манараге. Первый раз ее зубцы показались нам, как только мы вышли из леса.

Но потом она спряталась за облаками, как бы дразнясь.

И вот, открылась во всей красе - корона Каменного пояса, Медвежья лапа, красавица Манарага.

Как же далеко и высоко. Даже не верится, что завтра нам на самый верх.
Но это завтра, а пока идем вдоль реки Манараги. Встретили снегоходный след, так что тропежка окончена, идти легко и быстро, можно любоваться красотами. А любоваться есть чем. Кроме зубцов Манараги еще и крутые стены Победы, острый пик Урала, а позади - впечатляющие махины Подковы и Народной за ней.

Да и сама река очень красивая. Местами открытая вода, на камнях бархатные шапки снега, солнце играет тысячами брильянтов на свежем снегу.

Ночевать уходим в лес, поближе к Манараге. Делаем костер, топим много снега для чая. Пока есть время, самые сильные участники идут вперед протропить лыжню на завтра, чтоб быстрее подойти к вершине.


Вечером видим первый за весь поход закат и такое звездное небо.

Еще очень хочется увидеть северное сияние - прогноз магнитых бурь обещал нам его именно сегодня. Но горизонт на севере так и остается чистым и темным. И на завтра тоже, хотя вот же она, буря, обещали же! Но, может, и к лучшему - сияния нет, можно ложиться спать, а то завтра вставать рано, нам надо успеть подняться на Манарагу.
Манарага, мы идем к тебе! Пусть ты опять спряталась в снежные тучи и клубы ветра, но все равно идем - по проложенной вчера лыжне, по крутому заснеженному склону перевала, выписывая такие крюки, что потом по дороге обратно впечатлились своим следом.

Склон настолько крутой и заснеженный, а лыжи настолько тяжелые, что я первый раз в жизни сдалась и отдала свой тяжеленный фотоаппарат ближнему, а то меня этой фото-сумкой так и тянуло к слишком наклонной земле.


И вот, мы выходим на гребень, который идет к вершине, вернее к ее плечу. Длинный-длинный такой гребень из камней, льда, фирна и снега. С одной его стороны покатый склон, с другой - крутой карниз. По гребню идем в кошках, иначе слишком скользко и опасно. Снега где-то нет совсем, а где-то выше колена, поэтому идем достаточно медленно.

Еще и ветер дует поперек этого гребня. Вроде, не сильный, но вымораживает ощутимо. Стоит только кусочку лица высунуться из-под маски, как оно тут же замерзает. Но снаряжение решает все - никто не поморозился, да и сильно, вроде, не страдали от холода.

Потихоньку проходим гребень, начинаем подниматься еще не на зубец, но куда-то к нему. Подъем становится круче, идем медленнее. И понятно, что дойти мы уже просто не успеем - дальше будет только сложнее и медленнее, а нам же еще в лагерь вернуться. Принимаем решение на этом и остановится. Дошли до плеча Манараги, вот и молодцы.

Вот до сюда дошли

Мне кажется, никто сильно не расстроился - мы же идем не для того чтобы вот обязательно подняться на вершину, или, хуже того, что-то там покорить. Мы идем ради самого пути, ради того чтобы быть здесь. Радоваться возможности быть здесь и сейчас, вдыхать этот живой воздух, видеть искры снега вокруг.

И, как только мы повернули назад, ветер стих и под нами открылся бесконечный простор. Видимость миллион на миллион, такая о которой мечтали на Народной. Вокруг суровые горы Приполярного Урала. Так много гор, что не хватает ни глаз, ни объектива, чтобы все охватить.


Спустились без особых приключений, если не считать нескольких падений в пушистый снег - при спуске на лыжах без этого как-то никак. Но это даже забавно - вон, в детстве мы специально в сугробы ныряли.

И вот Манарага позади, а лучи низкого солнца играют в ее неприступных зубцах. А у нас теперь начинается дорога назад.

Но это только звучит быстро "дорога назад", а идти-то нам еще почти столько же. Сначала по знакомому уже снегоходному следу вдоль реки Манараги. Снова смотрим все эти суровые вершины вокруг.

А вечером - еще и Подкову, которую по дороге туда прошли в дымке. Подкова впечатляющая - крутая кольцеобразная стена возвышается над всей долиной. И если бы не лиственницы у подножья, то можно было подумать, что это какой-то из пиков высоких гор Памира или Тянь-Шаня.

Тут и ночуем, с видом на стены Подковы.

Вечером все таки расслабленные, ужнаем, смеемся, греемся - температура как-то резко упала (это была самая холодная ночь, где-то -20 было) - и гало на небе было, как и положено, к морозу. Видите, там на облаках радужный столб.

Уже все собираемся спать - все устали и впечатлений выше головы, за сегодня и вообще. Как вдруг я поднимаю голову и вижу - всполохи на небе. Это оно, северное сияние! Мы его ждали все предыдущие дни: когда не было погоды, когда мы стояли в лесу, когда должна была дойти до нас магнитная буря. Но стоило перестать ждать и думать о нем, как оно появилось - ну не чудо ли?!

Первые всполохи я упустила - пока дошла до палатки, пока поменяла батарейку на теплую, уже все и кончилось. Но как-то все было спокойно: раз один раз полыхнуло, то будет и еще, успеем все увидеть и сфотографировать. И правда, постепенно начиналось представление.

А еще в этот раз в нем был цвет, который отлично видно и глазами (когда мы его смотрели три года назад на Северном Урале, его видел только фотоаппарат с выдержкой, а глазом казалось, что это белое облако). И хотя от нас до Полярного круга еще полтора градуса, но все равно уже настоящий север и всполохи поднимаются высоко над горами, чуть не до зенита.

А потом пришли облака и все скрыли - пора спать. Представление окончено. Все именно тогда, когда нужно.
С каждым утром вылазить из теплого спальничка все труднее. А еще труднее - разламывать замерзшие за ночь ботинки и пытаться туда засунуть ногу. Прямо такая зарядка с утра. Но, надо сказать, засовыванием ног утренние страдания и ограничивались. Сверху на ледяные ботинки достаточно надеть бахилы (тоже ледяные) и ноги как-то не мерзнут, а все остальное у меня вообще особо не мерзло.
Продолжаем идти назад, уже через другой перевал. Нам повезло, что наша снегоходка тоже идет на этот перевал, иначе бы мы там в снегу утонули. А так поднимались потихоньку. Сначала на лыжах, потом, когда подъем стал слишком крутой - пешком. Хотя, самые упорные шли на лыжах до конца - у нас же лыжный поход.

Самое время сказать, что я сама лыжи не люблю. Нет, я понимаю, что по глубокому снегу без них не пройти, что двигаться на них быстрее и вообще без лыж в лыжный поход не берут. Я люблю зимний лес, восхищаюсь заснеженными скалами и этими холодными пейзажами. Люблю своих товарищей, которые со мной в этих походах. А вот сами лыжи не люблю. Не получаю от них кайфа.

Потом еще один маленький перевал и длинный-длинный спуск обратно в долину Балабанью, с которой мы начинали.
И в ней снова нет видимости - все закрыто снежной пеленой и дует ветер. Решаем дальше особо не ходить - завтра дойдем, а внизу в долине ветер может быть еще хуже. Так что остаток дня строим массивные снежные стены, чтобы наши палатки не сдуло.

И вот, последний ходовой день. Здесь мы уже были в первые дни. Смотреть особо нечего - все опять закрыто. На самом деле, я надеялась увидеть и эту долину в солнечном свете , но, видимо, она для нас только такая - суровая и снежная.

Зато самое время поговорить о геологии Урала, о предстоящих походах и, конечно, о еде.
Снова идем мимо стоянки оленеводов, вниз к базе Желанная. Вокруг только ветреная тундра.

Дошли. Пурга поднимается все сильнее - к концу уже лыжню заметало прямо под ногами. Но уже все, пришли, пусть себе воет. Завтра утром нас от сюда заберут машины. Кое-как воюя с метелью ставим палатки. Ветер их гнет так, что странно, как ничего не поломало.
Пока мы ставили палатки и кипятили чай выяснилось, что наши треколы уже приехали - надо ехать сейчас, а то погода совсем испортится. Так что собираем палатки обратно.
Вот и все, на этом очень неожиданно закончился наш поход. А потом, в качестве красивой точки было шесть часов пения в машине. И была прогулка по Инте и длинная-длинная дорога домой, но это уже другая история.